11 марта, 09:30

Как уберечься от грабежа. Советы эксперта

Как уберечься от грабежа. Советы эксперта

Эксперт по вопросам безопасности Валерий Кур, который является одним из основателей Управления по борьбе с организованной преступностью и почетным членом Международной ассоциации полицейских, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал, как распознать карманных воров, избежать квартирной кражи и защитить автомобиль от угона.

За первые два месяца 2016 года зафиксировано 1200 квартирных краж, что на 13% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Такие данные приводят в Национальной полиции. Также сообщается, что за последние несколько лет в разы увеличилось количество угонов автотранспорта. А количество разбойных нападений выросло на 50%, по сравнению с летними показателями.

Эксперт по вопросам безопасности Валерий Кур в эфире радиостанции Голос Столицы дал несколько советов, как правильно вести себя гражданам в условиях роста преступности.

Как вы считаете, реформа МВД удалась?

— Мне очень понравилось то, что начали делать грузины, но вовсе не то, что делает политическое руководство Кабмина и МВД — это скорее профанация. Но самое страшное, что оперативно-следственный состав за последние десятилетия ослаб, и сегодня народ остается один на один с преступником.

Время «селфи с копом» уже прошло?

— В этом ничего страшного нет, эйфория была не только у народа, но и у новых полицейских — у молоденьких ребят и девчонок. Эта эйфория появляется, когда у тебя пистолет, удостоверение и ты — вершитель судеб. Но этот период очень быстро заканчивается — после первого застрела, после первого прострела, после того, как ты увидел расчлененный труп и так далее. А вот потом начинаются страшные будни. Полицейские попали под раздачу, их всех обманули. Им сказали, что это и есть реформа, а это не реформа, это только публичная часть. Недавно я ехал в метро и столкнулся с карманниками, они меня знают уже. Только на промежутке от станции метро «Печерская» до метро «Дорогожичи» работают четыре группы карманных воров. Сейчас появилась новая группа глухонемых. Очень классически работают, и как воры они просто прекрасны.

Как можно обезопасить свой кошелек?

— Сначала внимательно посмотрите на тех, кто вместе с вами в толкучке вошел. Не на того, кто стоит — тот редко ворует. Тот, к кому вы идете — тоже не ворует. А вот когда кто-то с вами заходит, то приготовьтесь, что кошелька у вас не будет. Я десятки лет учился задерживать карманного вора. Я смог профессионально отправить в суд и заслуженно посадить вора только на восьмой год работы. А до этого я задерживаю, вытаскиваю, а мне потом в суде говорят — извините, провокация. К сожалению, сегодня профессионалов осталось очень мало, сегодня настоящих профессионалов, которые умеют задержать карманного вора, единицы. И у каждого по 23 оперативных дела на руках, а по европейских стандартам это одно-три дела. Поэтому давайте сами им поможем. Итак, заходите в метро. Запомните, вор очень боится, у него стеклянные глаза. Он смотрит как будто в никуда, он ужасно напряжен, у него выделяется огромное количество адреналина. Он пытается скрыть это маской, он пытается что-то из себя строить, но он виден, то есть вор виден. Всегда бойтесь, если на руке у кого-то лежит плащ, если в руке газетка, если рука закрыта. Например, глухонемые сейчас перед собой держат этакий рюкзачок. И одна рука вроде бы видна, это снимает напряжение, потому что человек видит эту руку. А вторая рука при этом внизу. Второе, это перекос плеча. Как правило, чтобы опуститься чуть ниже, залезть в сумочку, ему надо перекосить плечо. Бойтесь спектаклей. Когда кто-то начинает разыгрывать спектакль, привлекает внимание, не отвлекайтесь, в этот момент вас кто-то придавливает. И не забывайте, что они работают в группе. Профессионалов высокого уровня очень много. Сейчас они съехались в столицу, как будто реформаторы подсказали им: братья, съезжайтесь, мы тут реформируем, тут никого нет.

А разве не обучают тех, кто приходит работать в органы?

— А кто их будет учить? Вот представьте себе, что профессионалы, ветераны пишут письмо: «Внимание, министр внутренних дел, пожалуйста, возьми наш опыт, включи в группу таких, как Кур, он бесплатно пойдет, и таких у нас много». Хоть кто-то бы откликнулся? Они меня боятся, как шмеля, думают, что кусаться буду. А отправьте меня — эдакое пособие — в патрульную службу. Я бы им столько рассказал, я бы столько спас жизней…

Почему не зовут, почему не берут?

— Потому что я бы в первую очередь привлек политическое руководство министерства — не только к административной ответственности, а вплоть до уголовной — начиная с министра и заканчивая его замами. Это политические замы, один из которых пришел реформировать и накрал денег, опозорил министерство, а теперь лечится или прячется — знает, что посадим. Поэтому народу надо сказать — это профанация реформы. А учить надо десятками лет, первичные курсы должны быть хотя бы шесть месяцев. Я подхожу к патрульным на Хрещатике, а там девочка с красивыми ногтями стоит. Я говорю: «Лапочка, скажи, пожалуйста, как ты будешь задерживать преступника? Ты хоть знаешь, что такое план-перехват?» Она мне честно сказала, что нет. Я говорю: «Вы знаете, что мы его кровью писали? Если происходит угон, мы перекрываем улицу, мы перекрываем район, город в течение десятка минут. Самые быстрые раскрытия происходят в первую минуту». А они говорят: «Мы не знаем, что это такое».

Переаттестация МВД: не сдают тесты уровня 8 класса и едят конспекты — Синицын

Эксперты говорят, что беспомощность патрульной полиции сопровождается ростом преступности…

— Страшным ростом. Более того, статистика обманывает народ. Я знаю, что кроме латентной преступности, то есть той, которая невидима, есть еще и обман со стороны политического руководства МВД. Им сейчас надо и есть что «марафетить».

Почему руководство МВД не проводит обучение молодого состава?

— Политическое руководство, которое сегодня прибежало в МВД по квотному принципу, находилось под наблюдением специалистов-оперативников, которые вели разработку в том числе и некоторых из этих лиц. Естественно, они не могут сегодня желать, чтобы проходила реальная реформа. Поэтому я думаю, что сегодня надо просто бороться с этой профанацией. Сейчас еле-еле выживает оперативно-следственное звено, то есть, простые мужики, которые пашут. И давно, где-то осенью 2014 года их как бы условно за штат вывели, а сегодня повесили на крючочки и говорят: могу взять, а могу не взять. Самое страшное, что очень хорошие и порядочные так и исчезнут, уйдут в свои семьи, на свою несчастную пенсию, и будут доживать. Кто-то пойдет жаловаться в суды, а кто-то, к сожалению, пополнит и ряды теневой экономики, а то возьмет в руки оружие.

Переаттестация МВД: тысячи оперативников уйдут в криминал — адвокат

Как же будут бороться с преступностью?

— Да никак. Я не знаю, почему этих мальчиков и девочек заставили выполнять функции сборщиков налогов. Вот я смотрю, по машинам — да, составил протокольчик, все нормально.

Но стоит отметить, что они быстро приезжают на вызовы...

— Это здорово, но борьба с преступностью — это нечто иное. Случай с погоней показал, что обнаружение преступника — неудовлетворительное, преследование, погоня — неудовлетворительные, стрельба — то же самое. Но я бы не спешил наказывать этого мальчика. На записи я не услышал ни диспетчера, ни старшего, я услышал всплески эмоций. Бедные ребята: у одного синдром Рембо, у другого паника, у третьего экзальтация. Я сразу обнаружил множество синдромов, которые бывают у профессионалов, а у детей и подавно. Поэтому я бы винил не их, а привлек бы к уголовной ответственности политических руководителей, которые, по сути, и довели до того, что мальчик совершил убийство. Мало нам одной смерти, так теперь еще второе несчастье: он будет сидеть. Это страшнейший удар. А в это время руководство расправляется со своими политическими оппонентами, и зашли они в министерство уже со шлейфом этой борьбы, поэтому негатива в отношении МВД будет очень много.

Вы считаете, что без «старых» оперативников не справиться?

— Не надо думать, что все «старые» — проходимцы и подонки. Я в 1970 году пришел в уголовный розыск и таких, как я, очень много. Мы так переживали, мы так хотели сами выявить подонков. Многих «вымыли» из системы, особенно Янукович со своей Семьей. Но я узнал, что сейчас была попытка их вернуть, то есть постепенно приходит понимание, что без профессионалов, которые не запятнали себя, не удастся никого обучить. И сейчас я вижу, что подразделения называют по-другому, но уже, слава Богу, силовые структуры пытаются сделать по принципу европейских. Я уже вижу профессионалов, которых я знал. Я не хочу называть фамилии, но я их знаю, они есть. И у меня есть надежда, что мы потихонечку выползем, что в ближайшее время мы уберем политическое руководство. При участии журналистов мы обязательно отредактируем, кого они будут назначать новым министром, мы навяжем свою точку зрения, а мы — это общество.

В Киеве за последние несколько лет в четыре раза увеличилось количество угонов. Что вы можете об этом сказать?

— Я занимался в Киеве угонами и кражами автотранспорта. Приведу пример. Идет 1986 год, вызывает меня начальник розыска и говорит: расскажи, сынок, сколько у тебя ненайденных автомашин? И я с позором сказал, что одна не найдена. То есть, не найдена только одна машина за год. У меня личный состав был по всему Киеву больше тридцати человек, дополнительные силы были от ГАИ, плюс оперативники, плюс дружинники каждый день приходили. В итоге мы знали все места, где будут перебиваться номера, где будут переделываться машины, где будут отстаиваться, мы знали все. У нас агентура была до такой степени продвинутой, что мы знали, кто из угонщиков угонщиков-профессионалов включился в систему краж. Ведь просто лицо, совершившее угон, в суде вряд ли пройдет по статье за кражу. И другое дело, если есть направленный умысел, если это хорошо организованная группа. Например, сегодня в столице работает несколько профессиональнейших групп. У них есть разведка: представьте себе, мальчики и девочки сидят в машинке и ведут бортовой журнал. И никто из владельцев авто не догадывается, сидя в машине, что его документируют. Затем эта информация передается шефу, шеф передает ее группе реализации, а группа реализации готовит профессионально подготовленного человека, с хорошей компьютерной техникой — один только сканер сегодня может стоить от 1 до 10 тысяч долларов. Он спокойно вскрывает любую машину. Затем этот специалист говорит, где и когда ему надо будет ее вскрыть. После этого подбирается человек, задача которого перегнать эту машину из точки «А» в точку «Б» и оставить со включенным двигателем. Затем следующее звено перегоняет ее или в скрытую фуру, или в гараж, или в то место, где она будет отстаиваться. Возможно, что и сразу будут работать с ней. А документы уже готовы. Как правило, машины элитного класса делаются под заказ. Грубо говоря, аристократка, которая на обеспечении у мужа, разбила машину. Она просто приходит и заказывает, а дальше уже дело техники. К сожалению, в этой схеме были задействованы высшие и средние милицейские чины. Это стыд и позор.

Что вы можете посоветовать автовладельцам?

— Запомните: про «пожар не со мной» нужно забыть. Обязательно предположите, что пожар будет в вашем доме, тогда вам будет легче с этим бороться. Представьте, что за вами охотятся. Мало того, есть не только профессионалы, которые угоняют дорогие машины, а есть еще и просто обедневшая часть населения. Обязательно немедленно звоните, настаивайте, угрожайте мной, угрожайте журналистами, кем угодно, чтобы приняли заявление и срочно начали поиск. Если у вас машине невысокого класса, не бойтесь ставить свои собственные хитрости. Хуже всего для вора-угонщика, когда он вскрыл замок, а внизу находится, условно говоря, капкан. Пусть там будет простой замок, цепь, да что угодно. Кроме того, не бойтесь экспериментировать. Возьмите и отключите массу или покажите, что у вас что-то мигает, а некоторые снимают аккумулятор. Но самый лучший способ, это объединиться автовладельцам и сделать условно охраняемую стоянку. Заплатите бабушке или дедушке, это рабочие места, а глаз человека гораздо лучше пугает, чем тысяча сигнализаций. Есть еще один момент. Сейчас появилась такая интересная схема: вставить копеечку под ручку авто. Осматривайте машину, обойдите ее вокруг, и всегда, садясь в машину и выходя из нее, подергайте двери, а затем демонстративно посмотрите по сторонам. Если вдруг услышите двойной щелчок, то знайте, что кто-то подбирает код. Дорогие мамочки, когда везете детей в детсады, не оставляйте машину открытой даже на минутку. В это время практически в 90% хорошо обеспеченных детсадов сидят группы со сканером.

За первые два месяца этого года зафиксировано 1200 квартирных краж. В Нацполиции сообщают, что это на 13% больше, чем за аналогичный период в 2015 году. Это реальные цифры?

— Нет, они в несколько раз больше. Например, человек пришел заявить, а ему говорят: послушай, да разве это кража, у тебя взлома нет, иди восвояси. То есть, не принимают заявлений, не выезжают на место преступления, не реагируют по звонку, город отсылает к районам, и продолжается волокита. И это не потому, что они плохие, просто людей не хватает.

Ситуация будет ухудшаться?

— Да. Сейчас со всего СНГ и из ближайшей Европы съехались так называемые гастролеры, а здесь сидят смотрящие и дают им «поработать». У нас опять стали появляться бандиты с Кавказа, именно профессионалы. Это самые жестокие квартирные воры.

То есть, они могут убить?

— Нет, не просто убьют. Они обязательно задушат ребенка, чтобы родители видели, они обязательно поставят утюг на живот, обязательно засунут паяльник. Они появились, потому что сегодня нет сдерживающего фактора. Из Грузии их выгнали, и они потянулись сюда. Но кроме профессионалов, есть и молодежь, это просто «бомбежники». Как правило, они выходят на охоту утром, самое лучшее время для совершения краж с 10.00 до 12.00, а потом, после перерыва, с 14.00 до 17.00. Будьте внимательны: если вас прозванивают, то это неспроста. Как правило, сейчас идет простой взлом, то есть заходят в спальный район, прозванивают, узнают, что никого нет, и просто выбивают двери.

Ранее эксперт по вопросам правоохранительных органов Михаил Притула заявил в эфире 106 FM, что реформу МВД можно провести за один день и без миллиардных вложений. По его мнению, для эффективной реформы МВД даже не нужно менять законы.

В свою очередь, в интервью «ГС» адвокат Виктор Чевгуз заявил, что тысячи оперативников, которые не пройдут аттестацию в МВД, уйдут в криминал.

Читайте также:

«Новая» полиция не оправдала ожиданий общества – Павловский

  •  
    и поделиться в